Acerca de

ОТВЕРГАЯ СЕБЯ

Вряд ли найдется человек, которому бы было все равно как к нему относятся окружающие.

В большей или меньшей степени каждого волнует, как же нас воспринимают другие. Я буду писать про тех, кому мнение других не просто важно, а является подтверждением того, что, если меня видят, значит я есть. Это как у Декарта: «Я мыслю-значит существую». Только в нашем случае это звучит так: «Другой меня замечает, значит я буду жить». Именно так.

На сознательном уровне у таких людей, конечно, все воспринимается не так катастрофично. Но на подсознательном уровне связь с другим воспринимается как гарантия своего существования. То есть такие люди живут, ни много ни мало, с неосознаваемым страхом своей смерти каждый день. В теории объектных отношений хорошо описана роль первичного объекта для младенца, с кем устанавливаются взаимоотношения. Именно этот значимый объект, как правило мать, является той, кто призван удовлетворять все необходимые потребности для выживания и полноценного функционирования ребенка. В зависимости от того какие потребности и в какой степени были не удовлетворены, в дальнейшем, ставший взрослым, человек подсознательно будет стремится к их до-удовлетворению.

Я сейчас не буду подробно останавливаться на тех, у кого были не удовлетворены потребности в заботе и принятии. О них написано много статей. Скажу лишь, что их основной проблемой является неосознаваемое убеждение в том, что им рядом нужен сильный и надежный партнер, который бы о них заботился и давал им тепло и любовь. Такие «выросшие дети» устанавливают взаимоотношения, где, пренебрегая своими желаниями, они соглашаются на заранее невыгодные предложения, смеются вместе со всеми, когда им не смешно, соглашаются заниматься сексом, когда им не хочется и почти не осознают, ставшее привычным, телесное напряжение. Все это ради того, чтобы сохранять контакт с другим любой ценой.

Я хочу подробнее остановиться на тех, у кого не были насыщены потребности в уважении и значимости. Их еще называют нарциссически организованные личности.

Главной характеристикой таких людей будет склонность к неудовлетворенности собой, выражающаяся в самоотвержении, ощущение себя никчемными и недостойными. Формирование такого отношение к себе стало следствием того, что во взаимоотношениях с матерью, ребенок не получал подтверждения своей нужности, ценности и ему не показывали, что его уважают и принимают таким, какой он есть. Вместо этого, он слышал условия, выполняя которые, он мог рассчитывать на любовь.

Часто перед таким ребенком ставились задачи без учета его реальных возможностей, и он вынужден был достигать тех вершин ожиданий, которые ставил перед ним родитель. Настоящая личность ребенка при этом игнорировалась. Ведущим чувством поэтому, фоном сопровождающим все существование такой личности, выступает стыд. Стыд обнаружения себя таким, какой я есть на самом деле. Привыкший показываться только теми частями себя, которыми восхищаются, такой ребенок становится глубоко уверен в том, что остальные неидеальные стороны его личности достойны презрения.

Так формируется «ложное Я», фасадная личность человека, которая спасает его от соприкосновения с собой ничтожным. Этого соприкосновения он боится больше всего на свете. Потому что, презирая и отвергая глубоко запрятанного «себя настоящего», его личность распадается, и он чувствует холодную пустоту смерти, ведь «настоящего себя» он отверг, так же как когда-то это сделали с ним его самые значимые люди. И больше нет никого, кто бы принимал и поддерживал его право быть.

Спасаться от этой пустоты он научился разными способами. Имея не насыщаемую потребность в подтверждении своей значимости и в получении уважения, такой человек зачастую с головой погружается в работу, где достигает высоких результатов, ощущая свою грандиозность, но не может остановиться, чтобы дать себе отдохнуть. Жизнь такого человека похожа на постоянные качели, возносящие его то на вершину ощущения себя звездой, то низвергая его в полюс ничтожности, где он себя презирает. Ведь его достижения - это единственное, за что он может ухватиться, чтобы не ощущать себя ничтожным.

Виктор Франкл хорошо описал их поведение термином «невроз выходного дня». Когда человек на столько загружает себя работой в течение недели, чтобы у него не было времени остановиться и почувствовать, что без работы он никто. Такие люди ненавидят выходные и праздники, где нет работы, поэтому им нужно все время куда-то бежать, чтобы не остаться наедине с самими собой.

Еще одним любимым способом не столкнуться с внутренней пустотой является опережающее отвержение. Проецируя на других свой страх отвержения, они везде и во всех «видят» попытку их отвергнуть. Почувствовав страх самим попасть в отвержение, они отвергают всех первыми, демонстрируя другим свою незаинтересованность в дальнейшем общении.

Похожей тактикой взаимодействия с другими является обесценивание. Боясь почувствовать свою ничтожность, люди с травмой отвержения, опускают ценность другого, чтобы возвеличить свою собственную. «Чем ничтожней другой, тем грандиозней, а значит неуязвимей я»,- таков их девиз.

Наряду со стыдом, еще одним сопровождающим чувством у таких людей является ярость. В своей основе ярость -это реакция на сильную боль и сигнал о том, чтобы другие прекратили делать больно. Но когда сигнал подается, а другой его не только игнорирует и продолжает делать больно, но еще и запрещает ее выражать, угрожая разрывом отношений, то ярость сдерживается и трансформируется в ненависть к себе. И субъективно таким людям кажется, что если они хоть немного позволят себе ее проявить, то они разнесут все вокруг, не оставив камня на камне: так много им приходилось претерпевать сильную боль и так сильно хочется за себя отомстить.

Поэтому так неимоверно сложно и для них, и с ними устанавливать близкие и доверительные отношения. Близость для них сопряжена со страхом снова пережить опыт отвержения.

Приходя на терапию, такие люди чувствуют себя очень уязвимыми и контакт с терапевтом долгое время как будто «висит на волоске», готовый в любую секунду оборваться. И поэтому терапевту понадобится очень много терпения и чуткости, чтобы успокаивать панический страх привязываться к другому. Еще понадобится много смелости, чтобы самому оставаться собой настоящим, рискуя попасть, и зачастую, попадая под обесценивание, но выдерживая его, оставаться в контакте, тем самым давая клиенту опыт принятия, а не отвержения. Именно в таких честных взаимоотношениях у клиента формируется ценность себя и способность быть и жить собой настоящим.